О пользе некоторых монархов.

О пользе некоторых монархов.


Филипп IV Красивый из рода Капетингов – один из немногих королей, чьё имя навеки вписано в историю. По сути дела, это был правитель, который за всю историю человечества сумел уничтожить значительную часть «олигархата» в своём государстве, несмотря на то, что сил и средств для этого у него было весьма немного. В последствии это событие получило название — разгром ордена тамплиеров. Но, начнём с начала

В 1285 году став королём Франции в 17 лет, молодой Филипп сразу понял, что является главным источником власти. Это было не что-то отдельное, типа армии, денег или благословения папы римского. Сильная власть держалась на том, что постоянно использовала тот или иной компонент только там, где это было особенно нужно.
Выглядело это примерно следующим образом. Можно было подкупить какой-нибудь фламандский замок чтобы, присоединив его к своему королевству в течение года окупить затраты на взятку. Но зачем подкупать какую-нибудь взбунтовавшуюся аквитанскую деревушку, толку с которой никакого, кроме смуты? Сжечь её! Или зачем просить короля Англии принести тебе вассальную присягу, если ты можешь натравить на него шотландцев, и через пару месяцев он прибежит к тебе за помощью. При этом он не только присягу принесёт, но и за пару тысяч мечников могилу собственного папаши перекопает?

И так далее и тому подобное. Филипп мастерски чувствовал, где, как и что наиболее «тонко» у его противников и после короткой подготовки наносил молниеносный удар. Большинство его внешне- и внутриполитических действий отличает предельная точность и максимальная прагматичность. Современники за такую манеру решения вопросов называли его «Железным королём».

Филиппу досталось непростое наследство: казна была опустошена, на севере Фландрия давно мечтала отхватить у Франции часть смежных территорий, папский престол стребовал ужесточения контроля над функциями короля и его внешней политикой. В то же время в стране параллельно королевской власти существовали несколько группировок дворянства, активно помышляющих не только о смене правящей династии, но и о коренном пересмотре государственного устройства. Практически все эти проблемы кроль решал в свойственной ему манере быстрых и жестоких действий.

Первым делом король разобрался с Фландрией. Война, длившаяся с переменным успехом, была победоносно завершена в 1305 году. Король имел все основания для гордости: половина земель противника была навсегда присоединена к Франции, оставшиеся дали Филиппу вассальную присягу, выдали для казни более трёх тысяч особо активных «деятелей», разрушили все свои пограничные крепости и выплатили Франции огромную контрибуцию.

С папским престолом Железный король поступил так, как никто и никогда не поступал с римскими папами. Пустив в ход все возможные средства от подкупа до открытого террора, Филипп смог сделать так, что резиденцией Папы Римского вместо Ватикана стал Авиньон – город на юге Франции. И естественно король теперь имел решающее влияние, как на выбор папы, так и на его функции. Это решение еще больше укрепило позиции Франции и её короля на мировой арене.

Однако, основной проблемой монарха было поддержание экономики в должном состоянии – ведь мировой лидер должен в первую очередь задумываться над тем, что и обеспечивает стабильность его государства. Король находил деньги в самых неожиданных местах: постоянно созывал Генеральные штаты для увеличения налогов и сборов, значительную часть поступлений обеспечивали доходы от войны и иностранных вассалов, не чурался он и откровенных подлогов – в особо трудные времена печатал медные деньги вместо золотых, а когда народ бунтовал, просто быстренько «сваливал» в очередной поход… Но, как бы то ни было, денег всегда не хватало.

Король давно уже засматривался на богатый орден тамплиеров, история которого уходила в далёкий, даже для того времени, 12-й век. Однако, современные тамплиеры были уже не те. Они перестали быть рыцарями, став, скорее, финансовыми магнатами и ростовщиками, оставив себе рыцарские мечи и щиты с красными крестами лишь в качестве внешней модной атрибутики. Не раз до короля доходили слухи о том, что эти богатые толстосумы всерьёз задумываются о смене правящей династии.

Папский престол тоже не питал уважения или каких бы то ни было симпатий к ордену, поскольку тамплиеры, особенно в восточных областях, открыто вмешивались в дела церкви, как духовные, так и сугубо практические, меркантильные. Простой же народ вообще считал тамплиеров чуть ли не слугами сатаны и тому был ряд весьма серьёзных оснований: практически весь юг Франции страдал от «набегов» этих рыцарей на местные деревни с целью воровства молодых девушек (да и юношей тоже) для участия в своих оргиях. Одним словом, от того, что тамплиеров бы не стало, никто не горевал бы. Однако, необходим был весьма веский повод для подобной акции, а у короля, как назло, его не было.

И вот, однажды, к королю на аудиенцию попросился приговорённый к смерти узник: это было его последнее желание, и король его принял. Рассказанное повергло монарха в шок. Оказалось, что уже несколько лет вокруг Филиппа плетется заговор, главными фигурантами которого являются руководители ордена тамплиеров. Собрав все сведения и проверив наиболее важные факты, король, практически ни с кем не общаясь, в кругу самых доверенных лиц отправился к Папе и согласовал с ним все детали по аресту всех участников заговора. А дальше всё было просто

Примерно через месяц, в течение одного дня по всей стране была арестована вся верхушка ордена. У них были изъяты документы, из которых следовало не только подтверждение заговора и список вовлечённых в него лиц, но и доказательства того, что уже не один десяток лет орден укрывал налоги, занимался подлогом дипломатической переписки и искусственно расшатывал и без того проблемную экономику Франции. Быстрой была и расправа над орденом: всё руководство было казнено, земли и казна ордена – конфискованы, идеология тамплиеров была объявлена запрещённой. После этих действий авторитет монарха ещё больше укрепился, и никто более не смел противоречить Железному королю.

Существует легенда, что перед смертью магистр ордена, кавалер Жак де Моле проклял короля и папу за якобы несправедливый суд над ним. У конспирологов и оккультистов эта версия находит подтверждение в том, что Филипп умер в том же году, а род Капетингов угас через 15 лет после смерти короля. Однако, подобные версии не рассматриваются историей. Филиппу было уже 47 лет – вполне себе нормальный возраст для окончания жизненного пути в ту смутную эпоху (его отец умер в 40 лет, дед – в 55, а прадед – вообще в 38). Что же касается ухода с исторической сцены Капетингов и воцарения Валуа – тут, скорее, искать причину нужно в непрекращающемся соперничестве этих близких и родственных друг другу королевских родов




Информация для ознакомления.
Мнение редакции "Русский Мир"
может не совпадать с мнением авторов статей

Читайте так же на сайте:


Интересное
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.