24 сен 2017, 11:13
0

Дарина Григорова. Кому угрожает Россия? Разве только однополюсной американской гегемонии.

 Беседа с известным болгарским историком, преподавателем Софийского университета

Болгарское правительство направило в Народное собрание (парламент Болгарии) доклад о состоянии национальной безопасности за 2016 г. Россия представлена в этом докладе как одна из основных внешнеполитических угроз.
В связи с подготовленным докладом хотелось бы узнать, как вы объясняете „идею« правительства представить Россию основной угрозой национальной безопасности Болгарии? И почему именно сейчас?

– Это не столько «идея», сколько осознанная демонстрация «атлантической решимости» и продукт послушной североатлантической солидарности, дословное и прилежное повторение «посланий» из официального заявления НАТО после Варшавской встречи в июле 2016г.

Сравните: «Агрессивные действия России – источник региональной нестабильности , угрожают нашей давнишней цели: созданию единой, свободной и мирной Европы» (это из заявления НАТО).

«Действия России – источник региональной нестабильности, угрожают нашей основной цели о единой, свободной и мирной Европе» (это из доклада правительства).

В отношении Крыма опять же повторяется североатлантическое определение – «незаконное аннексирование», в то время как в докладе о национальной безопасности за 2015 г. использован только термин «аннексирование», что, впрочем, в обоих вариантах применимо и в вопросе присоединения Восточной Румелии к княжеству Болгарии с точки зрения Турции (Восточная Румелия, автономная область [главный город – Пловдив] в составе Османской империи, созданная на территории Южной Болгарии по решению Берлинского конгресса 1878 года. – прим. М.Б.). Доклад правительства в отношении России – эхо североатлантической точки зрения, но не нашей, национальной. Показательно, что вмешательство Турции в наши последние парламентские выборы в докладе конкретно не упоминается, в нем лишь размыто говорится о «попытках иностранных государств формировать общественное мнение , финансировании партий и популистских организаций, инициативах популистских партийных лидеров в манипулировании группами избирателей, что вызывает смущение среди населения». Что важнее для национальной безопасности Болгарии – турецкое вмешательство в наши парламентские выборы или российская поддержка референдума в Крыму? А почему именно сейчас? Возможно, что это своего рода асимметричный ответ на учения России и Беларуси «Запад-2017», проводимые с 14 сентября

Правительственный документ содержит обвинение в «неучитывании территориальной целостности независимых государств, информационной войне и массовом использовании гибридных стратегий». Болгария действительно под угрозой?

– Россия не является угрозой ни для Болгарии, ни для ЕС. Она угрожает только однополюсной гегемонии США, которая дала трещину в Сирии, но усилилась в Европе. Североатлантическое и болгарское совпадает не всегда. Болгарские интересы затрагивает не присоединение Крыма к России, а то, что на Украине не учитываются права болгарских меньшинств. Российский Черноморский флот угрожает не интересам Болгарии – он затрагивает североатлантические интересы Соединенных Штатов, которые не являются черноморским государством. Североатлантическое совпадает с болгарским, с европейским и русским, когда речь идет об общей угрозе – исламском терроризме.

Дарина Григорова. Кому угрожает Россия? Разве только однополюсной американской гегемонии. 
Есть ли основания утверждать, что болгарские СМИ манипулируют обществом в пользу интересов России? Что это, по-вашему, за интересы и в чем состоит манипуляция?

– У кого-то есть опасения, что, несмотря на правоверный атлантический медийный эфир, повторяющий CNN без элемента рассуждения – нечто вроде „ТАСС уполномочен заявить«, все ещё есть болгарские медиа- «маргиналы», большей частью в интернет-пространстве и с ограниченной аудиторией – далеко не массового охвата, но с другой точкой зрения. А раз такая точка зрения не атлантическая, значит, прорусская – это «украинизированная» логика, обвинение в «гибридности», то есть далекое от рационального и не имеющее нужды в доказательстве, достаточно клейма «антидемократичности». Впрочем, русофобия, нагнетаемая через СМИ, не только не создает ощущения «беспокойства» от «русской угрозы», но и культивирует массовую русофилию в качестве защитной реакции. Это, как говорится, медицинский факт.

Видите ли вы связь между этой, вынесенной на передний план общественного поля зрения, темой и предстоящим председательством Болгарии в Совете ЕС? В соцсетях множатся подозрения, что этот акт враждебности по отношению к России совершен под внешним воздействием и по причине конъюнктурной неизбежности.

– Не вижу прямой связи доклада с председательством – мы все-таки не будем председательствовать на встрече НАТО, хотя доклад написан как будто для нее. Когда документ подписан премьером, он несет за него ответственность, и всевозможные намеки о внешнем воздействии не имеют юридической силы. Последнее слово принадлежит подписавшему, а теперь мы ожидаем и слово парламента, а также президента – как главнокомандующего, который мог бы развеять «опасения» правительства относительно «русской угрозы». Что до внешнего диктата, то он более экономический и далеко не «гибридный», а прагматичный – на встрече НАТО в Брюсселе в мае этого года Трамп поставил условия сократить американские расходы в финансировании североатлантического альянса за счет европейских. Какое оправдание для этого лучше, чем «русская угроза»?

Создается впечатление, что в докладе недостает сдержанности в формулировках. Это целенаправленный вызов или просто дипломатическая неуклюжесть?

– Как вы уже убедились, формулировки переписаны из заявления НАТО после встречи в Варшаве в прошлом году, что можно отнести к дипломатической сервильности.

Какие последствия в двухсторонних отношениях Болгарии и России можно ожидать, если этот доклад получит «благословение» Народного собрания?

– У Болгарии нет исторической зацикленности в отношении России, как у балтийских государств, у Польши, но, доклад, однако, показывает, что у нас есть идеологическое бремя самого близкого союзника СССР, потому все время нужно доказывать свою лояльность новой идеологической ориентации – евроатлантической. Если посмотреть на результаты борьбы с исламистами – на то, что нас касается напрямую и является проблемой для нашей национальной безопасности – то наши партнеры заметно отстают от России, а здесь нам следовало бы сотрудничать с Россией вместо того, чтобы клеймить её как «угрозу», в ущерб своим интересам. Болгария может быть посредником в налаживании отношений между Москвой и Брюсселем именно в качестве председателя ЕС. Если хотите, «гибридным» посредником – почему бы и нет? Это вопрос гибкости и осознанности своих интересов – не личных, не корпоративных, а государственных. Не стоит недооценивать тот факт, что идеологические штрихи к «русской угрозе» в докладе о нашей национальной безопасности являются плодом внешней и внутренней политической воли. Составившие доклад службы – это лишь инструментарий, вся ответственность ложится на политиков, представляющих обе власти – исполнительную и законодательную.

Насколько реальны предположения, что санкции, направленные на русскую элиту, помогут ей демонтировать режим Путина?

– Реакция России есть и будет асимметрична, и другой она быть не может из-за незаконченного процесса восстановления после периода 90-х. Санкции имеют долгосрочные цели не на одно будущее политическое поколение. Они метят в президентский мандат после Путина – не в предстоящие в 2018 г. выборы, а дальше, в то время, когда будет управлять его преемник. Поэтому оппозиция пытается сформировать в молодежной среде скепсис по отношению к Кремлю, который «виноват» в санкциях и связанном с ними дискомфорте. Молодежь не дает себе отчета в том, что кризис глобален, и что России – далеко не самое бесперспективное место для жизни, даже наоборот, она имеет выход на Восток и активно туда инвестирует. Пока картинка хаотичного русского быта вне мегаполисов, конечно же, смущает неокрепшее подростковое сознание, пристрастившееся к глянцевой потребительской рекламе беззаботного образа жизни. Сознание, которое одновременно прессуется все усиливающейся информационной войной.

Российская элита – постсоветская, и связана с Западом не только экономически и через образование своих наследников, но и мировоззренчески, что является проблемой, потому что формирует поведение, заряженное скрытым чужепоклонничеством. Но не будем недооценивать инстинкта русских с их молниеносной реакцией в непредсказуемой ситуации, когда на них нападают. По сути, они находятся в состоянии объявленной экономической войны, что рано или поздно мобилизует и ментально, потому что, в противном случае, они будут «съедены» конкуренцией. В данный момент, однако, мы не можем говорить о «национализации элиты». Этот термин возник в 2010-м, и все ещё носит, скорее, декларативный характер.

Есть такая поговорка: «Когда паны дерутся, у холопов чубы трещат». Нависает ли над нами такая угроза?

– Думаю, более подходящее сравнение в данной ситуации содержится не в этой поговорке, а в стихотворении Христо Ботева:

Народ измучен. А пот сливают

Рекой кровавой на скорбный камень,

Терзают тело и крест вбивают:

И вмиг ржавеют людские кости,

А кровь народа взахлёб лакают

Свои мерзавцы и злые гости.

А раб всё терпит, и мы быстрее

Считаем время, считать нам надо,

С тех пор, как носим ярмо на шее

Беседу вела Милена Бойчева

Перевод Янины Алексеевой, специально для «Столетия» 

Информация для ознакомления.
Мнение редакции "Русский Мир"
может не совпадать с мнением авторов статей

Источник: www.stoletie.ru
Читайте так же на сайте:


Интересное
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.