Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»?

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»?


 14 июля 1941 года под небольшим городком Оршей было впервые применено оружие, ставшее кошмаром для гитлеровцев и их союзников и символом успеха для советских солдат. Речь, понятно, идет о реактивном гвардейском миномете, получившем прозвище "Катюша".

Само появление этого оружия до сих пор было покрыто некоей завесой тайны. Но годы идут, с документов снимают гриф "секретно", и все больше и больше фактов становятся доступными.

Рядом с "Катюшей" всегда стояло имя ее главного разработчика, Героя Социалистического Труда Андрея Григорьевича Костикова.

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Биография Костикова могла бы быть примером для многих. Еще бы, только в советской стране выходец из таких низов мог бы стать не просто Героем, а легендой!

Родился Костиков в 1899 года в селе Казатин Бердичевского уезда Киевской губернии.

Отец — выходец из крестьян, определённой профессии не имел и всю жизнь работал по найму чернорабочим, дворником, носильщиком, переезжая из города в город. Мать занималась домашним хозяйством.

Закончив 4 класса Быстровской сельской школы, с 1913 года Костиков обучался в Москве, в технической конторе инженера Межерицкого, на слесаря-водопроводчика. Затем, в 1914—1919 годах, работал подручным слесаря, а потом слесарем на заводах Москвы, Петрограда, Киева.

В 1918 году вступил в РККА. Принимал участие в боевых действиях против украинских повстанцев, в советско-польской войне. Был ранен в ногу. Некоторые историки, правда, пишут о коротком следствии по обвинению в самостреле. В августе 1920 года попал в плен к полякам, в апреле 1921 года бежал и вновь продолжил служить в РККА.

В 1922—1926 годах обучался в 3-й Киевской военно-инженерной школе, после чего служил в Нижнем Новгороде.

В 1930—1933 годах учился в ВВИА имени Н. Е. Жуковского «по авиационным двигателям и ракетной специальности», где всерьёз заинтересовался ракетной техникой. Был направлен инженером в Реактивный институт (РНИИ, НИИ-3), в отдел баллистических ракет.

Звездный час настал 19 февраля 1940 года, когда сотрудники института А. Костиков, И. Гвай и представитель Главного артиллерийского управления РККА В. В. Аборенков получили авторское свидетельство на изобретение «механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» за № 3338.

Это изобретение стало основой для разработки «Катюши». 17 июня 1941 года Костиков продемонстрировал членам политбюро, правительства страны и руководства НКО СССР работу установки, базировавшейся на автомобиле.
За день до начала войны, 21 июня 1941 года, И. В. Сталин принял решение о развёртывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 (УЗО) и о начале формирования соответствующих войсковых частей.

28 июля 1941 года Президиум ВС СССР издал два указа о награждении создателей «Катюши». Первым указом «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда (под № 13). Вторым указом орденами и медалями были награждены ещё 12 инженеров, конструкторов и техников, в том числе орденом Ленина, соавторы Костикова по изобретению И. Гвай и В. Аборенков.

Казалось, все закономерно и просто. Простой советский рабочий парень, одаренный природой, создал оружие, сыгравшее одну из важнейших ролей в той войне. И заслуживает встать в один ряд с такими же самородками земли русской, как Грабин, Дегтярев, Калашников.

Но нет. Действительно, ветер истории зачастую сдувает мусор с могил незаслуженно забытых людей.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что единственной заслугой и умением Костикова было умение писать доносы. Это он действительно делать умел. А вот с работой было намного хуже.

Ничем иным не объяснить полное отсутствие каких-либо значительных изобретений и разработок в карьере Костикова нельзя. Более того, в 1944 году он был арестован. Но не по доносу в "шпионаже" в пользу Германии или США. Костикова арестовали, вменив ему подлог и обман правительства вкупе с вредительством. Работы по разрабатываемому Костиковым реактивному самолету проекта "302" было предписано прекратить.

Однако не посадили и не расстреляли. Выпустили через год, в конце февраля 1945 года, естественно, уволив с занимаемой должности. Но разрешили работать в одном из институтов (НИИ-24) по улучшению реактивных снарядов в должности начальника бюро №5.

А 19 апреля 1944 года, когда Костиков уже находился под следствием, военно-прокурорская комиссия вынесла вердикт в том, что Костиков, Гвай и Аборенков не могут считаться авторами реактивных установок М-8 и М-13 и реактивных снарядов РС-82 и РС-132.

Однако дело в суд не было передано. То ли нашлись заступники, то ли простили. Не найдя в составе "враждебных намерений", дело прекратили и Костикова отпустили. И даже разрешили дальше работать, пусть и не в должности начальника НИИ.

Такие жестокие времена были...

Между тем, Костикова вполне можно было обвинить в убийстве. Но так как в те времена подобным убивали многих, то... То мы просто перейдем к следующему герою нашего повествования. Настоящему автору "Катюши".

Знакомьтесь: Георгий Эрихович Лангемак.

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Личность, во многом противоречивая и сложная. Его жизненный путь не так прямолинеен, как у Костикова.

Отец и мать Лангемака — швейцарцы. Эрих Францевич — немецкого происхождения, Мария Константиновна — французского. Но всю жизнь, во всех перипетиях, Георгий Лангемак в анкетах писал только "русский".

Образование — великолепное (с родителями-педагогами это несложно). Гимназия, Петербургский университет, Адмиралтейская школа прапорщиков в Петербурге, офицерское артиллерийское училище в Ревеле (Таллинн). Служил, воевал с немцами на Балтике.

Есть сведения, что во время смуты Гражданской войны служил в подразделениях гетмана Скоропадского и Петлюры.

В июне 1919 года вступил в РККА и, как офицер флота, был назначен командиром батареи 4-го дивизиона артиллерии Кронштадтской крепости, а затем комендантом форта «Тотлебен» 4-го дивизиона артиллерии.

Во время Кронштадтского восстания Георгий Лангемак восставших не поддержал и был арестован и приговорён к расстрелу. Он содержался под стражей 2 марта — 18 апреля 1921 года и был освобождён только после подавления восстания. Расстрелять не успели. А содержание в карцере форта спасло Лангемаку жизнь, ибо Тухачевский с восставшими не церемонился.

В 1922 году был исключен из рядов ВКП(б)... за венчание в церкви.

В 1923 году Лангемак поступил в Военно-техническую академию РККА (г. Ленинград) и в 1928-м окончил её. Во время учёбы вместе с другими слушателями академии под руководством преподавателя академии С. А. Серикова выполнял заказы Лаборатории Н. И. Тихомирова (Герой Социалистического Труда, посмертно, 1991 г). Впоследствии Лаборатория Тихомирова, занимающаяся реактивными снарядами на бездымном порохе была переименована в ГДЛ — Газодинамическую лабораторию.

По окончании академии был распределён на должность начальника артиллерии Черноморского флота, но по просьбе Н. И. Тихомирова к Командующему Ленинградским военным округом А. И. Корку он был оставлен для работы в Газодинамической лаборатории.

В Газодинамической лаборатории Георгий Лангемак занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. После смерти в 1930 году Н. И. Тихомирова начальником Газодинамической лаборатории был назначен Б. С. Петропавловский, а Лангемака назначили начальником сектора пороховых ракет. И он продолжил разработки, начатые Тихомировым.

В конце 1933 года в Москве на базе Газодинамической лаборатории и МосГИРД (Группы изучения реактивного движения) был создан первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) также известный как НИИ-3.

Директором института был назначен начальник Газодинамической лаборатории И. Т. Клеймёнов, его заместителем — начальник ГИРД С. П. Королёв, которого в апреле 1934 года сменил на этом посту Г. Э. Лангемак.

За время работы в институте Лангемак практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 и РС-132, впоследствии ставших основой реактивного миномёта «Катюша». В 1933 году в Газодинамической лаборатории были проведены официальные полигонные испытания с земли, морских судов и самолётов 9 видов ракетных снарядов различных калибров на бездымном порохе конструкции Б. С. Петропавловского, Г. Э. Лангемака и В. А. Артемьева. 4 из них были приняты на вооружение.

А всего было разработано 82 типа реактивных снарядов калибром 82, 132 и 240 мм.

В этот период Лангемак вёл переписку с К. Э. Циолковским, размышляя и о невоенном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике. Кстати, сам термин «космонавтика» ввёл именно Лангемак.

В 1937 г., как «детище» Тухачевского Реактивный научно-исследовательский институт подвергся «чистке». Руководство института было арестовано. 2 ноября 1937 г. Лангемак был арестован (ордер № А 810) органами НКВД г. Москвы как немецкий шпион на основании данных, имевшихся ранее в НКВД (следственное дело архива ФСБ № Р3284 (14654)). Обвинительное заключение, датированное 31 декабря 1937, основано на единственном протоколе допроса, второй экземпляр которого датирован 15 декабря 1937 (первый экземпляр даты не имеет), составленный на основе материалов, предоставленных из института, при активном участии А. Г. Костикова, занявшего место Лангемака после его ареста.

Вместе с Лангемаком были арестованы И. Т. Клеймёнов, С. П. Королёв, В. П. Глушко.

11 января 1938 на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством В. В. Ульриха и двумя членами суда, И. Т. Голяковым и А. Г. Суслиным было рассмотрено дело Георгия Эриховича Лангемака.

За «вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение» и участие в «антисоветской террористической организации», преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР, Георгий Эрихович Лангемак был приговорён к расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведён в исполнение.

За день до этого, 10 января 1938 года, был приговорен и расстрелян директор института, Иван Терентьевич Клейменов.

Но разработанная коллективом "Катюша" все-таки была построена и громила врагов. Торжество правды наступило позже.

19 ноября 1955 Военная Коллегия Верховного Суда СССР под председательством полковника юстиции Лебедкова и членов, подполковников юстиции Романова и Шалагинова, определила: «…приговор… от 11 января 1938 года в отношении Лангемака Георгия Эриховича по вновь открывшимся обстоятельства отменить, а дело по его обвинению на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления…»

Г. Э. Лангемак с коллегами по работе был полностью реабилитирован.

К сожалению, Военная коллегия не закрепила за ними официально статуса авторов "Катюши".

Только в 1991 году Указом президента СССР М. С. Горбачева от 21 июня 1991 посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда за работы по созданию реактивного миномета:

Ивану Терентьевичу Клеймёнову (расстрелян в 1938 г.)

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Георгию Эриховичу Лангемаку (расстрелян в 1938 г.)

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Василию Николаевичу Лужину (осужден в 1940 г, освобожден в 1948-м, скоропостижно скончался в 1955-м)

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Борису Сергеевичу Петропавловскому (скоропостижно скончался в 1933 г.)

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Борису Мизайловичу Слонимеру (умер в 1980-м)

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Николаю Ивановичу Тихомирову (умер в 1930-м).

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


Еще два участника дела, Сергей Павлович Королев и Валентин Петрович Глушко, хоть и получили свои сроки, но, к счастью, основное время провели в так называемых "шарашках" и впоследствии заняли свое место в истории освоения космоса. Но это совсем другая история.

Кстати, в декабре 1935 года вышла в свет книга «Ракеты: их устройство и применение» под редакцией Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко. Книга была запрещена в 1938 году и изъята из фондов.

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»? 


«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (И. В. Сталин).

К сожалению, признание и почет не всегда достаются тем, кто его заслуживает. Так вышло и с Лангемаком и его коллегами по работе. Память и уборка этого исторического мусора — это все, что мы можем. Память, знание того, что сделали для нас эти люди, да мысленно низкий поклон за их работу.

Неизвестная война. Кому всё-таки надо поклониться за «Катюшу»?


Автор Роман Скоморохов



Информация для ознакомления.
Мнение редакции "Русский Мир"
может не совпадать с мнением авторов статей

Источник: https://topwar.ru
Читайте так же на сайте:


Интересное
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.